Добро пожаловать на Измаильский форум.

Реклама на Измаильском форуме


+ Ответить в теме
Показано с 1 по 4 из 4
  1. #1
    Новичок

    Ренийская газета "Час пик"

    А помните в Рени была такая газета "Час пик"? Забавные подобности:


    С момента выхода последнего номера всеукраинского информационно-аналитического издания «Час пик» прошло уже почти два года. Пожалуй, пришло время расставить точки над «і», рассказав нашим читателям, а также коллегам, что же все-таки произошло. Почему весьма перспективное, с виду, СМИ, подававшее большие надежды и даже успевшее обзавестись своей страничкой в Википедии, вдруг «неожиданно» «приказало долго жить»? Почему я, будучи заместителем главного редактора, соучредителем «Час пик», а также человеком, посвятившим треть своей жизни этому СМИ, не присутствовал на мероприятиях, посвященных памяти «этого святого человека», как то многие отзывались о покойном редакторе газеты «Час пик» Муравенко Александре Васильевиче? Этих «Почему?» наберется достаточное количество, и на каждое из них в этой статье будет дан ответ. А кроме того, мне хотелось бы предостеречь других людей — надеюсь, мой печальный опыт позволит хоть кого-то уберечь от афер, которыми после смерти Муравенко А. В. активно пытается заниматься его вдова Чайковская Марина Викторовна.

    Хочу отметить, что мне как человеку, стоявшему у истоков создания этого средства массовой информации в далеком 2001-м году, создававшему его концепцию, да и вообще делавшему газету, что называется, «с нуля», все произошедшее явилось настоящим шоком. Не знаю, как мне удалось все это пережить и не покончить с собой (хотя на последнее, полагаю, Чайковская М. В. очень рассчитывала). Видимо, все-таки бог есть на свете. Однако, с прискорбием вынужден констатировать, что ни одного достойного человека в окружении Муравенко А. В. (по крайней мере, из тех, с кем я пытался решать дальнейшую судьбу газеты) мне найти не удалось. Но, думаю, прелюдия несколько затянулась. Итак, перейдем к фактам...

    Супруга покойного Муравенко А. В. еще с самого начала создания газеты «Час пик» всячески пыталась меня «задвинуть». Несмотря на то, что сия барышня в работе газеты не принимала практически никакого участия — ее даже не было в самом Рени (говорить о «Час пик» в бытность его существования в Одессе до 2001-го года просто смешно — в райцентр «переехал» один лишь горе-редактор, который только и делал, что плакался на недостаточное финансирование и невозможность на оное нанять журналистов), тем не менее, окончательно «сдыхаться» моей скромной персоны в 2001 – м году ей было не выгодно. После того как «финансовые ожидания» Васильича относительно исхода местных выборов в Рени пошли прахом, незадачливый редактор непонятного «всеукраинского» СМИ, издававшегося в райцентре на границе с Румынией, ушел в глубокий запой. Видя происходящее, все, в том числе и я — на тот момент 24 – летний «пацан» из далекого Краматорска, только начинавший осваивать профессии журналиста, дизайнера, вебмастера и пр. (к настоящему времени я успел освоить их достаточно) — уже стали «хоронить» незадачливую газетенку. Да-да, я не имел каких-либо надежд относительно будущего газеты. Однако, Васильич был так щедр на обещания (среди которых и решение жилищного вопроса, и получение бесплатного высшего образования, и получение должности заместителя главного редактора газеты с перспективой стать редактором, и много чего еще), что я, несмотря на полную уверенность в бессмысленности попыток «вытащить» газету, на которую на тот момент всем, кроме меня, было наплевать, все-таки согласился. К тому же меня несколько приободряла супруга Муравенко — Чайковская М. В., всячески защищавшая мужа, мол, алкоголизм — это болезнь, в которой алкоголик не виноват; мол, он такой весь «добрый» и «мне другого такого начальника не найти». При этом подлость и коварство Марины Викторовны — это, надо сказать, отдельная тема, которая будет раскрыта ниже.

    Именно так начинал создаваться "всеукраинский информационно-аналитический еженедельник «Час пик»" — в небольшой квартирке-общежитии, выделенной местным горсоветом незадачливому редактору-алкоголику, который по совместительству также был заместителем председателя Одесской областной организации Национального союза журналистов Украины. Ободранные стены, беспробудное пьянство соседа по общежитию, море тараканов, которые просто сыпались с потолка — это была та действительность, когда я в свои 24 года принял решение идти до конца и, не жалуясь, как многие вокруг, на «плохую жизнь», все-таки попытаться сделать в своей жизни что-то стоящее.

    Когда в ренийском горсовете, подуставшем от многомесячной алкогольной невменяемости редактора «Час пик», предложили занять эту должность мне, пообещав при этом трехкомнатную квартиру, выделенную для редактора, я отказался предавать человека, которому хотя и не был чем-либо обязан, но которого просто по-человечески жалел. Наивно, по молодости, соглашаясь с доводами супруги алкоголика, апеллировавшей к «человечности» и «жалости».
    Последний раз редактировалось admin; 29.09.2014 в 10:43.

  2. #2
    Администратор

    Re: Ренийская газета "Час пик"

    Так прошел почти год. Это был ад, который описать словами просто невозможно. Однокомнатная квартира, где днем мне приходилось делать газету (именно делать — заниматься поиском матариалов, редактировать их, встречаться с авторами, — а не только верстать), поскольку большую часть времени редактор пил, а большую часть оставшегося времени он тратил на то, чтобы избавиться от похмелья. При этом я еще и находил в себе силы заниматься сайтом этой газетенки. Отоспаться ночью не было никакой возможности, поскольку после очередных «мерзавчика» или «поллитры», как «ласково» называл «алкоголь» Васильич, у него просыпались приступы скуки, и ему «требовалось» «общение», а спрятаться в однокомнатной квартире от соседа — дело, надо сказать, бесперспективное. В этих условиях, в бесконечном безденежьи, поскольку зарплату Васильич практически не платил, так как большая часть средств, выделенных на финансирование газеты, у него уходила на погашение долгов, оставшихся после банкротства в Одессе; мне еще и приходилось постоянно объяснять людям, почему я нянчусь с совершенно чужим человеком и отвечать на вопрос «а что там с газетой?». Подустав бесконечно придумывать новую ложь, мы с ним решили объяснять происходящее тем «фактом», что он якобы мой отец (учитывая разницу в возрасте, это выглядело весьма правдоподобно), чтобы мне наконец-то перестали задавать идиотские вопросы, на которые у меня не было ответа. Однако, несмотря на оказываемую редактору «всеукраинского недоразумения» весьма солидную услугу с моей стороны, его жене сия ложь долгие годы не давала покоя, и она настойчиво пыталась ее повсеместно опровергать. Что ж, теперь и я открываю людям глаза на правду. Причем делаю это с удовольствием, поскольку очень рад отсутствию родства с этой семьей аферистов.

    Справедливости ради, надо сказать, что в плане получения должности заместителя главного редактора и, отчасти, редакторских перспектив, Муравенко свои обязательства выполнил. Первая у меня появилась уже в Рени. Однако, супруге редактора, претендовавшей на лавры и ничего для их получения не сделавшей, это не давало покоя. В ход шли любые аргументы — в частности, барышня апеллировала к тому факту, что у меня на тот момент не было высшего образования (хотя членом Национального союза журналистов я являюсь с 2001 – го года). Доходило до откровенного абсурда — уже после того, как редакция газеты (если «это» можно назвать редакцией) перебралась в Одессу, Марина Викторовна стала повсеместно представляться заместителем главного редактора. Однако, как это не прискорбно для Чайковской М. В., в моей трудовой книжке присутствует запись, сделанная рукой ее покойного супруга, не оставляющая каких-либо сомнений на сей счет. Скажу более, Марина Викторовна, пытающаяся последние два года «ходить с протянутой рукой» и «клянчить» деньги на газету у потенциальных «спонсоров», не имеет к руководству данного СМИ никакого отношения. Как я уже сказал, Чайковская М. В. не была ни редактором газеты, ни его заместителем. При этом ее фамилии нет даже в числе соучредителей данного СМИ, которое было учреждено тремя лицами: Муравенко А. В. — руководитель и подписант, а также двое соучредителей — его старший сын и Губарь В. Ю., то есть ваш покорный слуга (см. сведения из Госреестра: 1, 2). После смерти руководителя и подписанта легальное будущее у «Час пик» могло бы быть только в случае, если бы оставшиеся соучредители собрались, выбрали нового руководителя и подписанта, после чего обратились к госрегистратору и внесли в Госреестр соответствующие изменения. Однако, до сих пор подобных инициатив ни у кого из нас не наблюдалось.

    Теперь, оговорив юридические нюансы, мы подошли к главному вопросу: почему же издание газеты «Час пик» было прекращено? Полагаю, Марина Викторовна повсеместно рассказывает басни об «отсутствии финансирования», что, мягко говоря, неправда. Вернее с финансированием действительно были некоторые трудности, но вполне решаемые. Основная проблема заключалась в том, что Чайковская М. В., имея в своем распоряжении документы и печать «Час пик», а также уговорив бухгалтера газеты признать ее право на руководство данным СМИ, по сути, осуществила рейдерский захват оного, предложив мне — заместителю главного редактора газеты «Час пик», а также ее соучредителю — как она выразилась, «верстать газету в память о Саше (о Муравенко А. В. — прим. ред.)».

    Надо сказать, для меня вопрос занятия руководящей должности в «Час пик» не был принципиальным. Учитывая мою растерянность от возникающих «сюрпризов», я вполне мог бы согласиться и на «редакторство» Чайковской М. В. Однако, мне так и не удалось достучаться до разума сей барышни и объяснить, что Васильич не просто так не стал ставить ее в штат заместителем редактора газеты. И уж тем более для отказа во включении в состав соучредителей так рвущейся в «замредакторы» жены должны были присутствовать весьма веские аргументы. И основной из них — это стремление Марины Викторовны к «халявным» почестям, которых она не заработала. Причем здесь не имеются в виду «какие-то особые заслуги» — этот человек просто банально не умеет работать и выполнять взятые на себя даже элементарные рутинные обязанности.

    После того, как с вопросом «замредакторства» мы разобрались, самое время перейти к вопросу афер. Если уважаемый читатель все же не поленился дочитать сии скромные откровения до этих строк, то, полагаю, определенные сомнения относительно «святости» и «непогрешимости» событий, связанных с жизнью и, не побоюсь этого слова, смертью газеты «Час пик», уже закрались. Что ж, продолжу свое повествование…

    Как я уже упоминал выше, в период своего первого (и, кстати, не единственного) «ренийского запоя», продлившегося около 9 месяцев, Васильич обещал мне решить мой жилищный вопрос. Здесь, кстати, следует отметить, что решение жилищного вопроса было основным обещанием Муравенко А. В. еще в 2001 году, на которое я «купился» и согласился ехать работать в маленький забытый богом городок на отшибе под названием Рени. После того, как издание газеты «Час пик» в Рени не сложилось (по этическим причинам я опущу подробности этого «фиаско»), редакция переехала в Одессу. Впрочем, опять же таки «редакция» — это громко сказано. Реально переезжали Васильич со своими нехитрыми пожитками и я. При этом горе-редактор опять не скупился на обещания. По словам Муравенко А. В., я первое время должен был пожить на офисе редакции, расположенном в огромной пятикомнатной квартире в доме на углу улиц Канатной и Семинарской, после чего он (опять же таки клятвенно) «грозился» раз и навсегда решить мой вопрос. На тот момент я на газету «Час пик» уже потратил почти пять лет своей жизни и, несмотря на это, опять проявил «благородство» (хотя, наверное, уместнее было бы употребить здесь слово «глупость») и поверил обещаниям. После переезда в Одессу и погашения Васильичем долгов по зарплате, мне не хватало буквально 4 тыс. долларов на покупку комнаты в одесской коммуналке. Однако, Александр Васильевич наотрез отказался занимать мне сию сумму, заявляя, что новый спонсор газеты вскоре обязательно поможет в решении наших проблем. Кстати, говоря о «наших» проблемах, я бы хотел особо подчеркнуть, что бомжом я никогда не был (разумеется, до того, как стал жертвой аферы в особо крупных размерах, которую провернула семья Муравено-Чайковских). В то время у меня было достаточно своих квадратных метров в славном Краматорске. И это при том, что на момент моего знакомства с Муравенко, его жена с двумя родителями и двумя детьми ютилась в хрущевской двушке на одесских «черемушках».

    В течение последующих двух лет постепенно вопрос о том, что в «хоромах» на Канатной развернется редакция, угас. В 2007 году меня оттуда настойчиво попросили съехать, вешая на уши новую порцию «сладкой лапши». На сей раз, по словам Васильича, находящегося в эйфории от успехов спонсора на выборах, нужно просто взять «небольшой кредитик», а потом в течении максимум двух последующих лет «спонсор все покроет» (фамилию «спонсора» я также не буду называть по этическим причинам). И вновь моя «благородная глупость». И к маю 2008 – го года Васильич находит две квартиры в центре города-героя Одессы — однокомнатную (для меня) и двухкомнатную (для себя, чтобы, как он объяснял, «оставить наследство детям»). При этом на все мои доводы о том, что нужно выбирать жилье подешевле и, возможно, далеко не в центре, Васильич апеллирует тем, что он «все риски берет на себя» и «денег спонсора хватит». Но вот незадача! Кредит-то ипотечный, а Муравенко по возрасту не проходит. И вновь моя «благородная глупость», и я решаю помочь товарищу, с которым мы, что называется, прошли и огонь, и воду, и медные трубы. Да, и чем рисковать-то? Ведь это ж только на два года, а там «спонсор все решит»...

  3. #3
    Администратор

    Re: Ренийская газета "Час пик"

    И вот мы оформляем на меня кредит на сумму свыше 100 тысяч долларов (см. скан), по которому Муравенко А. В. выступает поручителем со всеми вытекающими отсюда обязательствами по кредиту (см. 1, 2), и, добавив к этим деньгам часть его и моих сбережений, покупаем выбранные Муравенко квартиры, в одной из которых я его благополучно и прописываю (см. скан) (почему-то у «любящей семьи» у него с пропиской вопрос как-то упорно годами не складывался). Однако, спустя положенные два года, вдруг неожиданно выяснилось, что кругом «кризис», у спонсора «дела не идут» и, соответственно, выполнить свои обещания он не в состоянии. Но опять свежая порция «лапши» — мол, ты не переживай, «спонсор о нас помнит и не бросит. В случае чего, я сам к нему пойду и просто попрошу выкупить эти квартиры, чтобы хотя бы закрыть кредит». Просто надо подождать! Ну, немножечко же совсем! Вот скоро кризис закончится и все наладится. И я снова «купился»! Ведь мы столько с этим человеком прошли! Близкие друзья и родственники пытались открыть мне глаза, говоря, мол, куда же ты смотришь — этот человек занят исключительно собой, а тебя лишь использует! Но я упорно никому не верил — после стольких лет, после того, как он на коленях (в буквальном смысле) умолял меня не бросать его в трудную минуту, разве можно на такое ответить черной неблагодарностью? Нет, этот не предаст! Не верю! И зря…

    К выборам 2012 года человек, спонсировавший газету, окончательно стал терять к ней интерес. При этом, учитывая усиливавшийся экономический кризис, спонсор вполне справедливо предлагал отказаться от печатной версии, оставив только сайт, сократив таким образом финансирование до разумных пределов. Однако, Васильич в упор не хотел видеть очевидного и заниматься решением скопившихся проблем. Вместо этого он дождался самих выборов, а когда оказалось, что «изгиб судьбы не в нашу пользу», воспользовался привычным способом решения проблем — ушел в очередной запой. Правда, на сей раз бедствие длилось совсем недолго — спустя два дня, в ночь с 20 на 21 октября 2012 года главный редактор газеты «Час пик» Муравенко Александр Васильевич скончался.

    Надеюсь, дорогой читатель, не нужно объяснять, почему меня не было ни на одних поминках сего почтенного господина — я в ужасе занимался изысканием всех мыслимых и немыслимых возможностей для срочного погашения кредита, тело которого на тот момент составляло свыше 90 тысяч долларов, тогда как на рынке недвижимости произошел серьезный обвал цен. При этом каждый месяц «простоя» означал необходимость погашения банку суммы в размере порядка 1,5 тыс. долларов. Вдова покойного, узнав о проблеме, спустя пару дней после похорон, приехала ко мне в поисках «наследства», о котором, по ее словам, перед смертью пьяный супруг все же успел упомянуть (при этом, с ее слов, он обещал ей в наследство обе квартиры). Узнав, что право собственности оформлено не на покойного, Марина Викторовна быстро потеряла к происходящему интерес. Ее больше интересовала организация поминок, а не судьба человека, которого ее семья оставила на улице. Именно на улице, поскольку своими краматорскими квадратными метрами в 2012 году я пожертвовал для того, чтобы, поменяв квартиру в Краматорске на куда более скромное жилье в другом городе, перевезти поближе к себе свою старенькую мать (я ведь и предположить не мог, чем закончится наша с Муравенко «кредитная история»). А дальше…

    А дальше посыпались шокирующие сюрпризы. Договорившись о личном приеме у спонсора газеты, я с удивлением обнаружил, что… «договоренность» о каком-то там «кредите» для него является большой новостью. Что ж, я не берусь судить, кто именно из них меня обманул. Скажу лишь, что об этом человеке я много лет был очень высокого мнения. Однако, он даже не попытался разобраться в происходящем (и слушать не стал) — просто отмахнулся, как от назойливой мухи... Возможно, он действительно был «не в курсе». Но неужели вся «забота о людях» у наших политиков является исключительно лишь предвыборным пиаром?.. Оставлю эту риторику на совести сего господина...

    Надо сказать, в ходе встречи со спонсором я неожиданно узнал, что, как оказалось, он уже выделял деньги Васильичу на покупку квартиры. Я уже не знал, что и думать. Ну, не может же человек, который давно уже стал мне в доску своим, сделать меня жертвой аферы да еще и в особо крупном размере? Однако, в последующей беседе с вдовой покойного я выяснил… что это таки факт, который имел место быть. Причем, по словам Марины Викторовны, сделка купли-продажи была заключена в… 2010 году! То есть в тот самый момент, когда Муравенко Александр Васильевич должен был выполнить взятые на себя обязательства по досрочному погашению оформленного на меня ипотечного кредита! И даже это еще не все! Купленная квартира — те самые «хоромы» на углу улиц Канатной и Семинарской, где изначально должен был располагаться офис редакции газеты «Час пик». При этом оформлена недвижимость была даже не на самого Васильича или его жену, а на отца Марины Викторовны! Не иначе, как последняя, памятуя о потере трехкомнатной квартиры после банкротства «благоверного» в 90-х, решила «перестраховаться». Получается, Чайковская Марина Викторовна знала о договоре поручительства по моему кредиту, в соответствии с которым, в случае смерти супруга ей бы пришлось отвечать по кредитным обязательствам этой ипотеки купленной квартирой? Ну, что тут скажешь? Браво, Марина Викторовна! Остап Бендер рядом с вами просто жалкий обыватель!

    Обнаружив, что семья Муравенко сделала меня жертвой крупной аферы, и при этом никто из них принимать участия в моей судьбе не намерен, я попытался справиться с проблемой своими силами. Половину моего имущества пришлось распродать для того, чтобы заплатить банку взнос по кредиту за ноябрь 2012 года. Оставшуюся мебель и бытовую технику пришлось оставить вместе с продаваемыми квартирами, чтобы хоть как-то дотянуться до суммы, которую необходимо было погасить банку. Таким образом, лишившись всего, что я заработал за 12 лет, потраченные на «Час пик», с горем пополам я все же погасил наш с Муравенко кредит, оказавшись, по сути, на улице.

  4. #4
    Администратор

    Re: Ренийская газета "Час пик"

    Наверное, вся эта история, по сюжету которой впору писать остросюжетный роман, так и осталась бы никому неизвестной, если бы она завершилась в 2012 году. Однако, уже в 2013-м у нее возникло неожиданное продолжение...

    Открою небольшую тайну. Номер мобильного телефона, которым пользовался Муравенко Александр Васильевич (+380674863047), с самого его появления был моим. Я купил его в конце 2004-го года, когда, во времена событий «оранжевой революции», находящаяся в Рени редакция «Час пик» переживала особо тяжелые времена. При этом за мобильный телефон и контрактный номер сети «Киевстар» мне пришлось отдать почти все свои сбережения (на оставшиеся мои сбережения мы еще какое-то время жили). Причем делал я это для того, чтобы сидевший в нищете Васильич, в случае потери доступа к укртелекомовскому телефону (он ведь находился в квартире-общежитии, из которой нас в любой момент могли выгнать), все же оставался на связи с людьми, с которыми решались вопросы дальнейшего финансирования газеты «Час пик». Разумеется, киевстаровский контрактный номер был оформлен мною на себя (эту информацию можно проверить по базе данных мобильного оператора). И каково же было мое удивление, когда спустя почти год после смерти Васильича, на этот номер позвонил человек, представившийся представителем «Укрпошты», и попросил ответившего ему моего помощника принести к ним какие-то документы, заявив при этом, что документы «Час пик» к ним носила какая-то женщина еще в течение полугода после смерти главного редактора и единственного подписанта организации! На тот момент я предпочел просто отмахнуться от происходящего, поскольку все еще не мог оправиться от шока от произошедшего в 2012 году. Однако, когда уже в 2014 году мне стали названивать, уже на личный номер, представители «Приватбанка», пытаясь в моем лице отыскать руководителя общественной организации «Ініціатива та Суспільство» (ІТАС) и выспрашивать, принимаю ли я решения относительно банковского обслуживания этой организации, я решил, что время изложить факты все-таки пришло.

    Следует отметить, что общественная организация «Ініціатива та Суспільство» (ІТАС) — это, по сути, мертворожденная организация, в которой, как и в случае с «Час пик», мне довелось стать соучредителем. Здесь также единственным руководителем и подписантом был покойный Муравенко Александр Васильевич. Наряду со мной соучредителем этой организации также является супруга покойного Чайковская Марина Викторовна (см. сведения из Госреестра 1, 2). При этом, как вы уже, наверное, догадались, дорогой читатель, решения каких-либо оргвопросов после смерти единственного руководителя и подписанта сей организации у меня с Чайковской Мариной Викторовной, разумеется, не было.

    Что ж, надеюсь мне удалось несколько развеять мифы о «святости» покойного редактора газеты «Час пик» Муравенко Александра Васильевича и его «многострадальной» вдовы Чайковской Марины Викторовны. Думаю, для большинства тех, кто знал «этого великого человека», как о нем говорили на похоронах, моя история станет настоящим шоком. И тем не менее, это правда. Меня предали и сделали жертвой крупной аферы люди, одного из которых я буквально вытащил со дна, на которое он опустился после своего банкротства в лихих 90 – х; а другие отплатили черной неблагодарностью, удачно решив свои проблемы за мой счет. Что же касается меня, я потратил треть жизни на «недоразумение» под названием «Час пик», от которого мне и осталось-то лишь пара архивных сайтов — «в память о Саше», как метко подметила его «многострадальная» вдова.

    На моей последней встрече с Чайковской Мариной Викторовной, на которой, кстати, очень настаивала именно последняя, поскольку мне говорить с ней было уже не о чем; сия барышня обвинила меня в «материализме» и заявила, что ее семья, имеющая хрущевскую двушку на одесских черемушках и «счастливо» обзаведшаяся «хоромами» в самом центре, участвовать в решении проблемы «моей бездомности» не будет, поскольку «если ее мама и папа узнают об этом, у них будет инфаркт». На мое возражение о возможном инфаркте у меня, Марина Викторовна просто пожала плечами, после чего заявила, что «угрызений совести» у нее нет (оно и понятно, как может «грызть» то, чего нет) и снисходительно «рекомендовала» мне «позвонить, если я изменю свою позицию».

    Итак, подведем итог. Газета «Час пик», зарегистрированная, кстати говоря, покойным Муравенко Александром Васильевичем по фиктивному адресу, где ее отродясь не было, а был и есть Одесский масложиркомбинат, с 22 октября 2012 года не издается. Любые документы, имеющие отношение к редакции газеты «Час пик» и оформленные после этой даты, по своей сути, являются поддельными, и если к вам пришел «представитель» газеты с такими «документами», можете смело обращаться в правоохранительные органы. То же самое касается и общественной организации «Ініціатива та суспільство», которую также могут представлять под аббревиатурой «ІТАС».

    Ссылка на оригинал статьи - http://www.chaspik.info/bodyfull/10136.htm

    Владимир Губарь,
    заместитель главного редактора газеты «Час пик»,
    соучредитель общественной организации "редакция газеты «Час пик» ",
    а также создатель и бессменый редактор сайта chaspik.info



 

Похожие темы

  1. Ответов: 0
    Последнее сообщение: 02.08.2013, 10:17
  2. "Займемся сексом?" - "Где?"
    от admin в разделе Беседка для двоих
    Ответов: 52
    Последнее сообщение: 10.10.2012, 10:58
  3. Конкурс Измаильского форума "Патриот Измаила". Приз - Планшет!
    от admin в разделе Конкурс "Патриот Измаила". Приз - Планшет!
    Ответов: 41
    Последнее сообщение: 11.06.2012, 17:38
  4. секонд хенд "ШАРА" г.Измаил, ул. Карла-Маркса/28-го июня
    от секонд_хенд_ШАРА в разделе Одежда, обувь, косметика
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 10.04.2012, 21:01
  5. Ответов: 1
    Последнее сообщение: 09.04.2012, 13:57

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения

Search Engine Friendly URLs by vBSEO

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51